Иерусалимский журнал, №7, 2001

Яков Шехтер

ДВЕ НОВЫЕ КНИГИ

Иерусалимский журнал


"ПЕСНЬ ПЕСНЕЙ". Комментированное издание. Перевод р. Нохума Рапопорта и Бориса Камянова (Авни);

"РАССКАЗЫ О НЕОБЫЧАЙНОМ РАБИ НАХМАНА ИЗ БРАСЛАВА" С комментариями р. Адина Штейнзальца. Перевод рассказов с идиш - р. Авигдор Ганц. Перевод коментариев с иврита - Арье Ротман. Литературная обработка - Барух Авни (Камянов) -

Иерусалим, ИНСТИТУТ ИЗУЧЕНИЯ ИУДАИЗМА В СНГ, 2000.

Есть три области знания, в каждой из которых одинаково хорошо разбирается любой еврей: политика, религия и литература.

Почему политика? Даже объяснять неинтересно.

Почему литература? Наверное, оттого, что иврит - праязык, на котором Б-г сотворил мир, - сидит где-то в генной структуре и прорывается, если не в собственно творчестве, то в ощущении, что мне эта словесная петрушка - трын-трава и зеленые помидоры.

Почему религия? Согласно Мидрашу, первые девять месяцев каждого еврея, вплоть до его появления на свет, ангел изучает с ним Тору. После первого самостоятельного вздоха плоды учебы перемещаются в подсознание, дабы потом, в сознательной жизни, душа услышав знакомые звуки, начинала звучать, как арфа царя Давида под дуновением ветерка. Как и во всяком музыкальном деле, есть люди с абсолютным слухом, а есть с отпечатком когтистой лапы на ушной раковине.

Когда вышеуказанные области знания пересекаются или накладываются друг на друга - амбициям и апломбу нет конца. Тем более в Стране Израиля, где с детства лелеемая "хуцпа" при любом удобном случае струится горлом, словно кровь у чахоточного. Хуцпа, кстати, давно международное понятие, именно в таком виде оно существует в американском английском. А если американцам пристало, то уж нам, русскоговорящим, тем более с руки.

Итак, когда дело заходит о переводах религиозных текстов на русский язык, каждый, окончивший среднюю школу в святом городе-герое Кишиневе или благословенном Урюпинске, немедленно превращается в эксперта. Впрочем, на бывших москвичей и ленинградцев это распространяется в той же мере. Уровень образования и степень интеллигентности тут не играют роли, еврей точно знает - я это уже проходил, и с полным внутренним римским правом принимается переводить или оценивать.


Институт изучения иудаизма в СНГ выпустил в 2000 году две книги из тех, которые я неосмотрительно зарекся читать: "Песнь песней" царя Соломона и "Рассказы о необычайном раби Нахмана из Браслава". Прекрасно изданные, снабженные подробными комментариями.

Переводить комментарии на русский язык вообще штука замысловатая. Во-первых, их очень много - какие выбрать? Во-вторых, они часто опираются на грамматические особенности текста, исчезающие при переводе. Ну как, например, объяснить, что половина первой фразы "Песни песней" написана в третьем лице, а другая в первом. Из этого несоответствия следуют головокружительные выводы, которые совершенно невозможны без знания грамматики иврита. Перевести так, как есть, получится коряво и вызовет шквал насмешек со стороны знатоков и любителей "настоящей" литературы.

Да и как объяснить, что не литература это вовсе, а глубочайшая философия, что о каждой строке этих книг написаны тома, что существует целая библиотека комментариев и проч. и проч., а по мотивам пусть Дюма переводят или Фенимора Купера. И надо ли объяснять? Может лучше - пусть их...

Книги изданы обстоятельно, я бы даже сказал - роскошно. И не только полиграфически, что тоже немало, но и структурно. Два ряда классических комментариев - согласно простому и аллегорическому смыслу, плюс комментарий рава Адина Штейнзальца. Работа по отбору проделана просто титаническая: тут и Раши и Талмуд и мидраши и "Даат Микра" - перелопатить такую гору материалов не так просто даже для ивриторожденного специалиста со способностями выше средних. Но основное достоинство перевода состоит, все-таки, в другом. Сейчас, наберу воздуху и начну с красной строки.

Уважаемый читатель! Я знаю, что слово "революция" и все, с ним связанное, вызывают у вас устойчивые рвотные позывы, но, тем не менее, я позволю себе употребить этот термин. Раввин Нохум-Зеэв Рапопорт и Барух Авни совершили маленькую революцию в области переводов канонических текстов. Впервые за всю историю неивритоговорящего человечества текст разбит на репризы, с указанием действующих лиц. То есть, вместо того, чтобы догадываться, кто - кому - что - когда сказал, читатель попросту читает ремарки, как в тексте пьесы, и сразу все понимает. Ну, насчет всего, я, может, немного преувеличиваю, но маски, надетые нашей неграмотностью на сияющие лица персонажей, сорваны, и это есть не просто хорошо, а хорошо очень!

И главное, не удержусь от радостного крика! - наконец-то появились по-русски комментарии к сказкам раби Нахмана.

Много лет назад, через несколько дней после моего приезда в Израиль, реб Боря Камянов подарил мне книжку сказок раби Нахмана, выпущенную издательством "Шамир". Литературную обработку перевода совершил сам реб Боря, и язык сказок получился до объедения вкусным, похрустывающим в междометиях, как свежеиспеченная маца.

К тому времени я уже немного отведал от древа хасидских притч и потому кинулся на сказки, закусив удила. Увы, энтузиазм мой быстро увял, уступив место горькому разочарованию.

Нет, сами сказки оказались очень интересными. Но главного, ради чего были написаны эти притчи, я не понял. Не мог понять. Горечь читателя, подробно изучающего аллегорию без всякой надежды уловить ее смысл, понятна без комментариев. Как Буратино, я пытался согреться у нарисованного очага, однако носа, чтобы проколоть холст и увидеть заветную дверку, у меня не было, "шамировская" книжка вышла без пояснений.

Конечно, они существуют на иврите, и я даже читал некоторые из них; но удовольствие усесться вечерком в желтом круге лампы, заварить душистый чай и всласть почитать - увы, мне доступно только на русском языке, и, видимо, так уже и останется, до личного знакомства с раби Нахманом.

Реб Боря Камянов со товарищи, почти все в прошлом сотрудники "Шамира", искупили, наконец, свой давний грех перед читателями, подготовив к печати "Рассказы о необычайном" с подробными объяснениями рава Штейнзальца. "Ну, вот теперь все, наконец, станет на свои места", - радостно думал я, заваривая чай. Чай, как и предвиделось, получился душистым, что же касается ожидания полной ясности, то оно, как видно, проистекает из источника, именуемого "хуцпа". Ясность не наступила, хотя многие вещи рав Штейнзальц мне объяснил.

Наверное, мудрость хасидских притч невозможно понять из одной книги, какой бы хорошей они ни была. Но хорошая книга будоражит вкус, вкус порождает аппетит, а аппетит есть начало многих полезных начинаний.

Новости   |    О нас   |    Имена   |    Интервью   |    Музей   |    Журнал   |    Библиотека   |    Альбом   |    Поддержите нас   |    Контакты