Хава Браха Корзакова

ПЯТНАДЦАТОЕ ПОСЛАНИЕ

Иерусалимский журнал


*          *          *

Моложавые мужики превращаются в стариков,
Пока ты глядишь из своего окна,
Из их отрядов, у иных — уже из полков
Всё меньше тех, у кого поредеет ещё седина.

Десять лет на один виноградник — сопьёшься смотреть,
Как я лезла на стенку в этой деревне сперва!
За утроенье числа детей скостят ли мне треть?
На чертá скорпионья эта трава-мурава!

А небось, дай мне хоть дворец в столице страны,
Книги выстави и студентов как на подбор, —
Всё равно буду ездить в деревню свою на блины,
На звучащий сквозь ветер с гор муэдзиний хор.
13.09.2008


*          *          *

Я больше не могу смотреть на Ваш портрет,
Я видеть Вас должна, и лучше бы — целуя,
В подобном ракурсе Вы, многим не рискуя,
Ещё прекраснее покажетесь, мой свет.

А впрочем, за себя я не совсем ручаюсь,
Могу увлечься я и, ракурс изменив,
Добиться большего... Мне кажется, покаюсь,
Что для смотрящей так любой дурак красив.
05.03.2009


*          *          *

Я сразу начинаю лезть на стенку,
Как только он выходит за порог,
Назад всего лишь месяц кто бы мог
Со мной вообразить такую сценку?

А вот не зарекайся. Сдуешь пенку,
А там не молоко уже — творог,
И твой осёл — что твой единорог,
И близок вечер к утру по оттенку.

А ввечеру, прожив благую треть,
Мне хочется не слушать, а смотреть
И не дышать, превозмогая жженье

В груди, не дуть на воду впопыхах,
И впечатленья воспевать в стихах,
Читай он хоть таблицу умноженья.
12.03.2009


*          *          *

Вы будете красивым стариком,
А я — названьем улицы в деревне,
Где не мелькнет уже Ваш профиль древний,
Как он мелькнул сейчас, полузнаком,

Полу-любим... Обугленным комком
Вернется шкура толстая к царевне,
Разумнее сегодня петь напевней,
Чтоб завтра в вечность не брести пешком,

А воспарить на утках Афродиты...
На лебедях Венеры? Да иди ты!
Мне жареного хочется сейчас,

А Вы ведь, друг мой, вегетерианец,
Вам неприятен плотоядный танец
Пред вечной тьмой при свете Ваших глаз.
15.03.2009


*          *          *

Что за паук — красивое лицо!
Куда не повернешься — паутинка.
Бежать, бежать... Да некуда, кретинка,
Вот и бредёшь, продевши в нос кольцо.

Ни травка не поможет, ни винцо.
Ну, выбросишь ты эти два-три снимка, —
А память? Сердце женщины — не крынка,
Разбившись, не прольется на крыльцо.

Тут как венецианское болото, —
Кто раз вступил, спасаться неохота,
И виден мир сквозь толщу мутных вод.

Хвост подбери, ты распугаешь мидий!
...А то, что изваял когда-то Фидий,
Веков числом поменее живет.
15.03.2009


*          *          *

«Если он разобьет тебе сердце, я ему ноги переломаю», —
Сказал мне сыночек дюжий, чем тронул меня весьма.
А я-то — стихи кропаю, а я дурака валяю,
Курю от одной другую и прочая там весна.

Но этот предмет забавный взяла я не поиграться,
И это ярмо с бубенцами по-взрослому тяжело,
И он разобьет мне сердце, ты можешь не сомневаться,
А впрочем, там всё побилось, покуда сюда дошло.
18.03.2009


*          *          *

И вот, почти держу в объятиях тебя...
Ну, не совсем тебя, так хоть твою одежду.
Всяк, влипнувши сюда, как я, оставь надежду,
Утешься, не на нём застежки теребя.

Здесь жарко даже мне, к пыланию привычной,
Но я не предпочла б в девятом стыть кругу,
Я жажду, но, увы, напиться не могу, —
Ни пьяной отдохнуть, ни сдаться, горемычной.

Но мягкость тяжкая, но тонкий аромат
Полотнища, твоей касавшегося кожи,
И целых два-три дня мне пережить поможет,
И даже убедит, что рай здесь, а не ад.
26.03.2009


*          *          *

Я в дикую зависимость попала
От одного волшебного лица,
На этого прекрасного юнца
До старости глядеть — всё будет мало.

Да, с возрастом, конечно, прогадала,
Как ни возьмусь — всё не с того конца,
То старого полюбишь подлеца,
То в сыновья пригодного нахала.

Пригоден, да, — но как же он пригож!
Ну, почему из всевозможных рож
Я выбрала, почти не глядя, эту?

Вот и гляди теперь, насколько хватит лет...
Удачно всё-таки, что я поэт,
Поди не привыкать глядеться в Лету.
12.04.2009


*          *          *

Он уже знает — встречаю его, как зарю,
Смотрит наверх, приближаясь к застывшему дому.
Делаю вид, что курю, или вправду курю,
Делаю вид, что могу ещё жить по-другому,

Нежели в двух состояниях, — видя его,
Собственно жить, и не видя — во мраке белёсом
Плавать, как нежить, не видя вообще ничего,
Кроме поганых часов с их колючим начёсом...
15.04.2009


*          *          *

Выжать всё из нынешней зимы,
Досказать про хлад и безнадежность,
Чувства безраздельного небрежность
Доерошит бурями холмы.

Подступает, как ни бейся мы,
Умиротворяющая нежность,
Напоследок голосят всё те ж пусть
Муэдзины предрассветной тьмы.

А рассвет грядет неотвратимо.
Как нам, пережившим эту зиму,
Удержаться вместе на жаре?

Вместе липко, суетно и жарко,
Но подумай, как же будет жалко
Этого тепла — да в декабре?
17.04.2009


СОН

Их было семеро в ночи.
Бесстрашны и страшны,
Они сидели у печи,
Предчувствия полны.

И вот шаги. Пришел гонец,
Светясь нездешней тьмой:
«Ну, что, дождались наконец?
Идите все за мной!»

И вышли семеро в ночи,
Бесстрашны и страшны,
Разбойники и палачи,
Позор своей страны.

Идут, и мрак вокруг стеной,
И если б только мрак!
То чудище, то водяной,
То призрак, то мертвяк,

То ламия, тряся мешком,
Скакнёт из-под земли...
Они, хотя идут пешком,
Уже почти пришли.

И вот их расставляют в круг,
А им уже невмочь,
Давно им незнаком испуг,
И всё же, в эту ночь...

Всего лишь семеро нашлись.
Бесстрашны и страшны,
Они дознаться поклялись,
Кому они нужны.

«Мы вас собрали, господа,
Имея предложить
Богине страшного суда
Пять тысяч лет служить.

У трона царственной Нунгаль
Вы будете стоять,
А не хотите — очень жаль,
Ступайте просто вспять».

Вот так из общества живых
Уйти в ночи навек?
И первый усмехнулся: «Ых!
Не тот я человек!

Не так я много погулял,
Да и здоров, как чёрт!»
Сказал — и сразу же упал,
Ведь был он год как мёртв.

Ещё один сказал: «Иду!
Домой иду скорей!»
Пошел — и высох на ходу,
Сухарик для червей.

Их стало пятеро. Из них
Лишь трое подошли
И с провожатым в тот же миг —
Долой с лица земли.

А двое остальных, дрожа,
Дождались там утра.
Прошлись, глядят — а тут межа
И тропка в мир добра.

Лишь трое с ней в стране теней,
И царственной Нунгаль
Так ненамного веселей,
И тех двоих ей жаль.
18.04.2009


*          *          *

Он хорош собой, но с лица воду не пить,
Он приветлив со мной, но это не утешает.
«Люблю, любила, чтобы любить, любить» —
Знанье грамматики жить, как всегда, мешает.

Но жить по-другому я совсем не хочу,
Собственный стейк на углях предпочту я каше.
Сейчас обсушу чернила — и улечу,
Глядишь, повстречаемся. Он вроде тоже из наших.
21.04.2009


Новости   |    О нас   |    Имена   |    Интервью   |    Музей   |    Журнал   |    Библиотека   |    Альбом   |    Поддержите нас   |    Контакты