Из Ури Цви Гринберга
С иврита Михаил Польский

ОТ ДОМА ВДАЛЕКЕ

Вот построил гнездо для жены и детей,
и сосну посадил – рос когда-то под ней –
где забава – охота, в сосновом краю...
И пророчества древо – оливу мою.
Но приходит пора и уносит мужчин
от стола-очага, от согретых перин –
когда кличет Элул-господин...

И вернусь на лесные поляны мои,
ствол найду, где красуется имя любви,
что нарезано жалом ножа моего
тонко-тонко, как будто бы то – лезвиё,
коим первая страсть режет юных сердца –
режет, режет... и нет ей конца.

Вот к реке моей юности я подхожу,
у потока на пне отдохну, посижу,
как тогда... ведь в гармонии с сердцем вода:
и уста целовать жаждут струи её –
понад ней... Как цветы лепестками всегда,
как целуют её облака... крыльев плеск...
тень-и-блеск, свет-и-блеск...

И пленительны тёплые воды реки,
моей юности песням созвучны, легки –
силы плоти моей молодой велики,
от тоски далеки...

Может быть, летний дождь на меня снизойдёт,
ароматен как мирра и сладок как мёд,
пока буду сидеть одиноко на пне,
и промокну насквозь, как рубаха на мне,
словно поле, что жар утоляет дождём,
пока радуга не расцветёт.
Вот и ласточек лёт к золотым воротам –
семицветным, на миг распахнувшимся там,
но крылатым певцам тот запрет не сломить:
не дано клювы с крыльями позолотить –
возвратятся к родимым ветвям.
Ах, обнять – не руками, но сердца глазами –
тех – любимых – так хочется нам.



 

 

 

К сравнению переводов и аудио\видео комментарию рава З.Султановича

К оглавлению переводчика

 

 

 אורי צבי גרינברג, שירים ,תרגום, טקסט
ВВЕРХ
Рейтинг@Mail.ru