Из Ури Цви Гринберга
С иврита Михаил Польский

ДОМОЙ В МОДИИН

Пойдём же, друг мой, в Модиин, домой.
Не здешний, не раб – я потомок евреев.
Из времени изгнан и Тора со мной,
с которой входил в бейт-мидраш Маккавеев.

Пускай и одет я не как в Модиине,
а как иудей в облаченьи чужом:
живу я огнём, изнывая при нём –
злодее, засевшем в Иерусалиме.

О, братья, забывшие наш Модиин
забвением Имени… Тщетны старанья
не дать разгореться стихии восстанья,
которое Имя спасёт из теснин.

Пойдём же, друг мой, в Модиин, домой.
Вольём наше пенье в великий хор
В изгнаньях немыслимый с давних пор:
«И Брит и Араб биты в Йом-Никанор!»

Неужто один помню тот Модиин?
Из светочей прежних не жив ни один,
кому был завещан восстания меч,
блиставший при свете урим и тумим.

И где же тот меч? Где урим и тумим?
И где Модиин? Только прах и скала…
И даже тропинки сейчас не найти,
Которая нас к бейт-мидрашу вела.

Там кузня была – наковальня и горн:
И вера и меч закалялись огнём.
Во мне и сегодня огня того сила,
и жарко мне, как в Модиине родном!

А что же с мечом? Завещали о нём –
с мечом хоронить их и верным щитом,
в талит бело-синий укутывать тело,
и свиток восстанья у сердца при нём.

Пойдём же, друг мой, в Модиин, домой.
Я землю целую, что дом берегла.
Нет знака над вечным покоем героев,
узнаю то место по тени орла.

Вдвоём распластаемся, чтоб разгребать
руками руины, трудясь днём и ночью,
покуда скелетов родных не отроем,
И меч на боку не увидим воочью.


К сравнению переводов и аудио\видео
комментарию рава З.Султановича

К оглавлению переводчика

 
אורי צבי גרינברג, שירים ,תרגום, טקסט
ВВЕРХ
Рейтинг@Mail.ru