Из Ури Цви Гринберга
С иврита Михаил Польский

ЦИКЛ “ОНА ПОСЛЕ СМЕРТИ МУЖА”

4

Садик успел насадить ‒ и усладили
душу его многоцветие и аромат,
что наполнили сад.

Но ограничил его Господь:  семя не породило плоть.
Странником мудрым вошел в года...
А она молода.

А что сейчас? ‒ иссяк запас,
беда настигла и Б-г не спас:
он без потомства покинул нас.

ЭПИЛОГ: ЧТО, В КОНЦЕ КОНЦОВ, ВСЁ ЭТО ЗНАЧИТ

Не знаем... А что знаем? Знаем боль.
Языцев мудрость изучить изволь,
чтобы сердцами сблизиться со столь
несхожими... Но близость коротка.
Давид ‒ с Батшевой. С Урией ‒ тоска.

1955

ПРИМЕЧАНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА

   Закончили мы на семинаре переводчиков Ури-Цви Гринберга переводить цикл 55-го года о судьбе вдовы по смерти мужа, который был намного ее старше и умер бездетным. Цикл называется "АХАРЕЙ МОТ hАБААЛЬ К." ‒ "ПОСЛЕ СМЕРТИ МУЖА К."

     О муже известно: а) что был бесплодным; б) что хорошо пел.
      О вдове ‒ что она в полной мере оценила его достоинства только после его смерти, и печаль её весьма велика ‒ на грани отказа от дальнейшей жизни.
     В цикле шесть стихотворений:
в четырёх рассказ о переживаниях несчастной вдовы.
   В пятом размышления о грустной судьбе мужчины, не оставившего в этом мире потомства.
   В шестом ‒ эпилоге "Что бы, в конце концов, всё это значило" ‒ всё предыдущее как бы забыто и речь идёт том, что сближение с народами мира посредством постижения их наук вещь временная и сомнительная.
   А в последней строке Гринберг напоминанает нам о счастливой судьбе Давида и Батшевы, и горькой участи Урии.
Какое это имее отношение к истории несчастной вдовы и бездетного покойника, совершенно непонятно.
    И как же переводить? Правило, которого придерживаюсь ‒ не переводить "тёмные места" тёмными местами.
Следовательно, данный текст нужно представить, как образ чего-то большего...
   О чём мог думать поэт в 1955 году? Это известно из его творчества: он осмысливал Катастрофу и оплакивал идишкайт.
Может быть, и этот цикл, несмотря на то, что в самом заглавии подчёркнута непритязательная частность повествования (указана первая буква имени покойного ‒ "куф", то есть намёк, что это как бы "стихи на случай") ‒ не столь прост.
   А если не понять этой поэмы, как образа чего-то большего, невозможно понять оригинал и перевести.
Поэтому представил себе, что этот муж "К" ‒ галут с его сладким идишкайтом ("красивым голосом"). Он умер бездетным, оставив по себе вечно молодую вдову ‒ ам Исраэль, которая в конце концов обретет утешение в тшуве и браке с Геулой (как Давид с Батшевой). Но Урии-галуту (идишкайту) суждено умереть бездетным.

   Такова трактовка переводчика. Так ли это на самом деле, судить вам.

   М.П.


 


 

Стихотворения цикла:
1, 2, 3, 4

К сравнению переводов и аудио\видео комментарию рава З.Султановича

К оглавлению переводчика

 

 

 
אורי צבי גרינברג, שירים ,תרגום, טקסט

ВВЕРХ
Рейтинг@Mail.ru