Jerusalem Anthologia
Names
Роман Любарский
Иерусалимский журнал

Избранное


Statistic




Jewish TOP 20


ИЗ НОВЫХ СТИХОВ



*   *   *

Все суета сует. Все — тлен и прах.
Но птицы поутру услышу пенье,
Свет Божий пробуждает вдохновенье.
И я живу… Но словно в двух мирах.

Я покорен тобой, Иерусалим.
Ты — вечная звезда в земной юдоли.
Но есть еще украинское поле…
Покуда буду жив, дотоле
Душою не расстанусь с ним.

Я помню все родные голоса…
Но и тебя я, Город, так же сердцем слышу.
Когда туман цепляется за крышу
И на израненных камнях блестит роса,
Молитвой древней вновь тебя возвышу…

Иерусалим — тот, Горний, — не в горах.
В тебе, во мне, в святых строках ТАНАХа.
Его Всевышний возрождал из праха.
И здесь живу я. Будто в двух мирах.



*   *   *

А там, где солнце
из-за Храмовой горы
за Масличную гору повернуло,
на белом камне
звук моих шагов не слышен
в тени шагов Давида, Соломона,
Иешуа, идущего на крест…
А там, где тень
от Западной стены
вибрирует молитвой или плачем,
дохнул вдруг ветер
жаром поднебесья —
соринка вечности мне залетела в глаз.



*   *   *

Время здесь можно потрогать руками —
В этом Городе есть такие места…
Время здесь измеряется не веками —
Может, это море, сливающееся с песками,
Пот и кровь, истекшие по телу Христа?
А может быть, это летящий камень,
Арабчонком пущенный у блокпоста?
Время здесь движется вместе с нами —
Венами вечности или снами?
А за ним — высота. Или — пустота…



*   *   *

Заката луч… Луны свеченье…
Мерцанье тайны бытия…
Открой свое предназначенье,
Узнай, что значит: "Я — твоя".
И ты увидишь звезд рожденье,
Услышишь шум подземных вод,
Качнешь рукою небосвод,
Умрешь — но только на мгновенье…
Любовь — вот наше воскресенье,
От жизни к ЖИЗНИ переход.

В ночь с 28 на 29.11.04, Иерусалим.

© Роман Любарский