Александр Медведенко

ДВЕ ПЕСНИ

Иерусалимский журнал


УТРО

Я жизнь азартную, задорную, кипучую
Люблю, как юный пионер — металлолом,
И по ночам меня бессонницы не мучают,
И только утром просыпаться мне «облом».

Какое время на дворе? Зима ли, лето ли?
Какой мессия там кричит, что рассвело?
Меня напрасно призывает он в свидетели,
Когда мне утром просыпаться тяжело.

А между тем, кругом бардак и безобразия,
И надо противостоять параличу,
Всегда для подвига отыщется оказия...
Когда я утром просыпаться не хочу.

Но грянет гром, и подниму повыше знамя я,
Сжимая пальцами шершавое древко,
В конце концов, на то и силы есть, и знания...
Вот только утром просыпаться нелегко.

Эге-ге-гей, идеалисты и романтики,
Скорей меняйте интернет на фальконет!
Мы обойдёмся без докучливой семантики...
Вот только утром просыпаться мочи нет.

Мне утром видятся солдатики из олова
И в синем небе стаи белых журавлей,
И от подушки тяжело поднять мне голову,
И с каждым годом тяжелей и тяжелей.

Ещё мне снятся то мечтатели, то рыцари,
У них на всякий мой вопрос готов ответ.
Они грозят однажды сдать меня полиции
За то, что утром не люблю я белый свет.

Мне также снится утром Анка-пулемётчица,
И этот образ на меня наводит грусть...
Не потому ли просыпаться так не хочется
И я, как видно, неким утром не проснусь?..

февраль 2008


ДЕКАБРЬ

Декабрь, как поезд, пыхтя, приближается к станции,
И кто-то, вещички собрав, пробирается к выходу,
А кто-то пьёт водку, а кто-то — считает квитанции
За всякий свой мелкий урон и ничтожную выгоду.

Я нынче не пью, но и трезвый в квитанциях путаюсь,
Особенно важные вещи могу не заметить я,
И как-то неймётся мне: то раздеваюсь, то кутаюсь,
То, веки прикрыв, бормочу про себя междометия.

Какие-то вздохи, бессвязные звуки и возгласы...
Пейзаж — не пойму — то ли Африка, то ли Монголия...
Любимая женщина ласково треплет мне волосы,
А радиорубка транслирует «Танго Магнолия»...

Вот так бы и ехал, и ехал дорогою тряскою,
Не зная начального пункта и пункта конечного,
Не зная вообще ничего, кроме рук этих ласковых
И чёрного неба в сияньи созвездия млечного.

А поезд уже тормозит, время к полночи катится,
Короткою будет стоянка, недолгими проводы,
Звонки, поцелуи, шампанское, галстуки, платьица...
И к выходу двигаться нет ни единого повода.

Сливаются в точку железнодорожные полосы,
Пейзаж за окном — то ли Африка, то ли Монголия,
Любимая женщина ласково треплет мне волосы,
И всё не кончается старое «Танго Магнолия».

декабрь 2007


Новости   |    О нас   |    Имена   |    Интервью   |    Музей   |    Журнал   |    Библиотека   |    Альбом   |    Поддержите нас   |    Контакты