Владимир Гершуни

ПАЛИНДРОМЫ И СТИХИ

Иерусалимский журнал

публикация Алины Ким
ТАТЬ

I

Дорога за город
Топот! Топот!
Не дар кутилы пылит — украден…
А речь у кучера,
ах, и лиха! —
«О-го-го-го-го-го!!»
И воззови
И кричи Каурому. Одурь! Аж в жару до умору — аки чирки!
О, летело поле! Село полетело —
овин, жниво…
И лад в дали!

Ольха… Полынь (уныло пахло).
Мята… Тьма на воле перепелов! А нам, татям,
Ах, ето пело поле! Потеха!
Ревел клевер
о лесе весело
и о воле еловой!
И летят ели!
Но! Но, Каур! Я еду к Кудеяру. А конь — он,
Ну, как скакун!
Силач! Мы мчались
и летели,
Ох, и лихо!

Нам атаман,
как
иерей,
мир указал. А закурим —
мир озарим и разорим!
Миру курим
мы дым!
Ужас, как сажу
метем!
Яро горя,
беда с усадеб
тень холопий полохнет…

Миру душу дурим!
Мишуру рушим!
Отчины — ничто!
Мир обуян — гори! Пир огня — убор им!
Мори пиром!
Уничтожь отчину! —
Вознесен зов,
зов к силе, пели сквозь
топот
и рев двери,
ярость соря!


II

Ого! — Нюх юного!
Молокосос! О, соколом
он, туго, могутно
у терема замер: «Ету
уведу деву!»
— «Али мила?»
— «Я ея,
утушку-цацу… к шуту!»
Окно — теньк! О, в окне — тонко:
— «А-а! Мама-а!»
И тати:
— «Аха-ха-ха!
И ее, и
матушку-маму… к шутам!»


III

Не вилы — ливень
сено понес.
Се, воя, с ливня пьян, вился овес.
Оторопело поле порото,
оно
мокло волком
и ныло. Мечут в туче молыньи,
моргая, а гром
мир оглашал: «Горим!
«Я славен! — гневался. —
Я Илия!
Яро в туче лечу, творя
потоп
ада пен, горимир огнепада —
иду, гроз вперив свиреп взор!» Гуди,
летатель
гор! Ветра, жарьте в рог!
Лети, но гори, мирогонитель,
И, опьянев, звеня пой!


IV

Шабаш!
Ем я в яме.
А щи — пища.
Ишь, а ныне, жаря еду, кутят у Кудеяра жены наши!
…Ров, двор
и щелка… Дабы дыба да клещи
мя трем смертям
отдали… — «Мил ад-то?»
------------------------
Каты, вы так?
Кату — кутак?
Но выдал клады — вон,
течет,
течет
адова вода!
------------------------
Не жив день, неподвижен,
и чуть тучи
намутили туман.
Вянет стен явь.
А за кирпича лапами атака таима — палачи Приказа.
…Теперь трепет
тише тешит.
Ах, и так ты, пытка тиха!..
Ишь, и твари! Мука… Везут. У зевак, у мира в тиши,
ха, лег на виду…Съехал по плахе. Судьи в ангелах,
да втащат в ад —
ад же дан как надежда!


V

------------------------
Народ чохом охоч до ран
и крут, как турки,
и круче чурки,
и серее ереси.
Неодолим он, но мило доен,
нечесан, а сечен,
надзору роздан,
надолго оглодан,
натупо опутан, утоп в поту
и ох… под оплеухой!


МЮЗИК-ИЗЮМ

У рояля ору
я — рев зверя!
Урок ору.
Вора мой тенор тронет и омаров,
котят, утяток,
баб,
волов
и бэби,
рысь, сыр,
арбузы, зубра
и обои —
тенор тронет,
как
кота каток,
как
кочан значок,
росу мусор,
а нора — барона,
как
гниду пудинг,
а липу пила,
как
дроф Резерфорд,
а дога пагода.
------------------------
— «Тенор? О нет!
Солист — силос!» Ну-те, летун!
Минор уроним
на барабан,
а то вижу у живота,
а то потолок около топота
мутит ум!

Громили морг?
Или липу пилили?
Или пули лупили
в окна банков?
Иль кони били бинокли?
Или, буяня, убили
Моцарта матрацом?
Или били
о бензовоз небо?
Сам Азраил! — Ахали Арзамас,
Венев,
Рур,
Лиль
и Майами,
и Минск с ними!
Нежин унижен!
Ялте — петля!
Дамаск — сам ад!
А Гаага...
------------------------
Ох, эхо,
роди рокот о коридор!
Мажор, оплатив топот, витал по рожам.
А мама
алела —
она и пиано,
но и пион!

Еще, еще
одно рондо! —
и тети
икру замечут в стиле мазурки!


*          *          *

О, Тель-Авива лето!
Я еду, Иудея!
Сети врага, рвитесь!


*          *          *

Я нем — меня
лишил
Амур ума,
а муза — разума!
Да рад
я и музе безумия!


*          *          *

Умыло Колыму
алым. Умыла
Воркуту кровь.



*          *          *

Вот идол гор, тренер троглодитов —
Джо — вождь!


*          *          *

Апельсин, как ни слеп, а
мандарин как ни рад нам,
но милее лимон.


*          *          *

Ишь, ударила лира души!
Конец оценок!


В ЗООПАРКЕ

Рождение зебрёнка

Весь век в позорной оболочке,
с рожденья в арестантском званьи!
Иной рождается в сорочке,
а он — в тюремном одеяньи.


Золотая рыбка

Молчанье — золото, залог надежной власти,
и вот он — образец лояльной масти!


Кролик и Удав

Весь зоопарк смешил до колик
борец за правду — смелый Кролик,
сказавший прямо, что неправ
его глотающий Удав.


Гиена

Гиена — в женском роде гений —
взбреднулось некогда Гиене.
В своей иллюзии печальной
доныне зверь г и е н и а л ь н ы й.



Новости   |    О нас   |    Имена   |    Интервью   |    Музей   |    Журнал   |    Библиотека   |    Альбом   |    Поддержите нас   |    Контакты