Иерусалимский журнал, №1, 1999

Юлий Ким

ИЗ "ИЕРУСАЛИМСКОЙ ТЕТРАДИ"

Иерусалимский журнал

*      *      *

Любимый мой Ерушалаим!
Преславный Иерусалим!
Насколько ты неподражаем,
Настолько ты неповторим!

Твоя краса,
Твои руины,
Ста языков конгломерат,
И эти лысые вершины,
Отвсюду видимые над!

Воображение поэтово,
Глотай историю живьем!..
Да только до всего до этого
Нам дела нет.
Мы здесь живем.



ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ АВТОБУС

Автобус-портвейн "три семерки", автобус-очко,
Он едет, приходит, вбирает, уносит легко

По Дерех Бет-Лехем и дальше, по Дерех Хеврон,
И дальше, по Кингу Давиду, со склона на склон,

И к Яффским воротам – но тут же, отпрянув от них,
На улицу Яффо, у мэрии встал и затих.

На улице Яффо – лафа, и по этой лафе
Иду я себе не спеша, от кафе до кафе.

Набравши хрустящих ватрушек и лакомых груш,
И дальше, в заветную лавку, в цветочную глушь,

Где пряно и дико мерцают и тают во тьме
Тюльпан и гвоздика, и черт-те чего еще не!

Но мне-то не надо, не надо мне черт-те чего,
Мне эту вот веточку вереска, только всего,

Чтоб в келье высокой французского монастыря,
У стен Сулеймана, не то Соломона-царя,

Полтавские дали витали и плыли над койкой твоей
И сны навевали бессоннице горькой твоей.



СУПРУГИ ГИЛАТ

Дорожка. Оливы.
Плакучие ивы.
Затем – эвкалиптовый ряд.
И за переездом
Дорожно-железным
Дорожка к супругам Гилат.

О, эти супруги!
Подобных в округе
Не сыщешь. И больше того:
В различных анналах
Искали аналог
И не отыскали его!

Король-королева
Евгенья и Лео,
Надёжа всех наших надёж.
Придут, улыбнутся
За повод возьмутся,
И только, кивая, идешь.

И в банк, и в контору,
И в море, и в гору,
Уверенно зная притом,
Что тихою сапой
Все кончится граппой
За круглым гилатским столом.



ПСАЛОМ 137

Там, возле рек Вавилонских,
Как мы сидели и плакали.
К нам приходили смеяться:
"Что вы сидите и плачете?
Что не поете, не пляшете?"
Ерушалаим, сердце мое –
Что я спою вдали от тебя?
Что я увижу вдали от тебя
Глазами, полными слез?

Там, возле рек Вавилонских,
Нет нам покоя и радости.
Там, под плакучею ивой,
Арфы свои изломали мы,
Струны свои изодрали мы –

Ерушалаим, сердце мое –
Что я спою вдали от тебя?
Что я увижу вдали от тебя
Глазами, полными слез?

Там, возле рек Вавилонских,
Жив я единственной памятью.
Пусть задохнусь и ослепну,
Если забуду когда-нибудь
Камни, объятые пламенем,
Белые камни твои,
Ерушалаим, сердце мое!..



Новости   |    О нас   |    Имена   |    Интервью   |    Музей   |    Журнал   |    Библиотека   |    Альбом   |    Поддержите нас   |    Контакты